Следствие выводит кого-то из-под удара?

Громкая история о присвоении $400 000, похищенных с помощью махинаций со счетов Агентства по розыску и менеджменту активов (АРМА), все еще расследуется. Распутать эту схему взялись параллельно два правоохранительных органа – Национальное антикоррупционное бюро Украины и Национальная полиция. НАБУ анонсировало завершение следственных действий 27 декабря этого года, но перенесло конечный срок на 22 февраля 2022-го.

Каждое из ведомств отстаивает кардинально разные версии, но сейчас уже очевидно: вскоре дело должно оказаться в суде. Еще более неоднозначной эту ситуацию делает то, что опосредованными соучастниками преступления являются сами правоохранители. А конкретнее – прокуроры и следователи НПУ. Почему так произошло, разбирался Mind.

Как это видят в НАБУ?

По версии следователей НАБУ, процесс подготовки к похищению $400 000 длился около пяти месяцев – с момента, когда эта сумма была арестована и перечислена на депозитный счет АРМА в Ощадбанке. На протяжении всего этого времени владелец средств – Сергей Кисилев – тщетно пытался доказать следствию и прокуратуре, что деньги из его банковской ячейки не имеют никакого отношения к преступлению, совершенному в 2012 году (заказное убийство, уголовное производство №12012000010000072, Кисилев проходил свидетелем).

«$400 000 – это средства, которые мой клиент вместе с партнером планировал потратить на инвестиционный проект строительства в Виннице. Все соответствующие документы мы следствию предоставляли. Но эти аргументы их не удовлетворили», – объясняет Игорь Орлов, адвокат Сергея Кисилева.

Ходатайство о наложении ареста подала Наталья Медведева – старший следователь Главного следственного управления Национальной полиции. Владельца средств об этом ходатайстве никто не предупреждал, поэтому добиться снятия ареста он попытался через суд.

Фрагмент определения Печерского районного суда г. Киева о наложении ареста на средства Сергея Кисилева. Все номера купюр были указаны в постановлении

Дело рассматривал Печерский районный суд г. Киева. Всего через три недели после наложения ареста он вынес решение об отмене ареста средств. После этого АРМА, согласно ч. 3 ст. 20 Специального закона, должно было в течение трех рабочих дней вернуть эти денежные средства законному владельцу. Но не торопилось это делать. Категорически против возврата средств выступала и следователь НПУ Наталья Медведева.

Но ключевую роль в этой ситуации сыграла прокуратура.

Чем отличились прокуроры?

Пока адвокаты владельца средств общались с АРМА об их возврате, к следственному судье Печерского районного суда г. Киева Сергею Вовку обратился прокурор ОГП Ашот Геворкян. Свое лаконичное ходатайство на одной странице он словно наспех написал от руки не на бланке ОГП, а на чистом листе: «Прошу рассмотреть ходатайство о наложении ареста на имущество без моего участия. Ходатайство следователя поддерживаю в полном объеме».

Такая позиция прокурора выглядит странно, ведь на момент написания этого ходатайства вещдоки – денежные купюры – уже находились в электронном, а не бумажном виде в банковской системе. А значит, они не хранили на себе следов преступления и поэтому де-факто не могли быть вещественным доказательством в трактовке Уголовно-процессуального кодекса. Несмотря на это судья Вовк повторно наложил арест на купюры, которые уже находились в банковской системе.

Статья 98 КПК:

Вещественное доказательство – это материальные объекты, являющиеся орудием совершения уголовного правонарушения, сохранившие на себе его следы или содержащие другие сведения, которые могут быть использованы в качестве доказательства факта или обстоятельств, устанавливаемых во время уголовного производства. Вещественными доказательствами могут быть в том числе предметы, являющиеся объектом уголовно противоправных действий, деньги, ценности и другие вещи, приобретенные уголовно противоправным путем или полученные юридическим лицом в результате совершения уголовного преступления.

Возмущенный владелец подал заявление в Киевский апелляционный суд с требованием отменить незаконное, по его мнению, определение суда. Но прокурор трижды не являлся на судебные заседания. Из-за неявки прокурора рассмотрение дела с июля переносили на август, затем – на сентябрь и еще раз – на октябрь. В Офисе генпрокурора ситуацию прокомментировали так: «У группы прокуроров отсутствуют сведения по поводу сообщения о назначении рассмотрения апелляционной жалобы».

Ответ прокурора Евгения Калинина на запрос о причинах неявки на судебные заседания об отмене ареста $400 000

Когда «лед тронулся»?

Через три месяца после обжалования, 27 октября 2020 года, прокурор Евгений Калинин наконец-то пришел на судебное заседание. В этот же день Киевский апелляционный суд отменил право управления АРМА изъятыми из сейфа $400 950, оставив в силе только арест этих денежных средств.

Простыми словами: суд постановил, чтобы средства Кисилева переместились со счетов АРМА в сейф следователя Медведевой. Но процессуальный руководитель – прокурор Евгений Калинин – вопреки решению апелляционного суда так и не дал указание следователям, чтобы те вернули средства из АРМА. Чем нарушил целый ряд статей Уголовно-процессуального кодекса. В частности, ч. 1 ст. 175 УПК, в которой говорится, что определение об аресте имущества выполняется следователем, прокурором.

«Действия прокурора Калинина Е. В. содержат признаки бездействия в части невозвращения временно изъятого имущества из АРМА в орган, осуществляющий досудебное расследование уголовного производства – в Главное следственное управление Национальной полиции Украины», – отмечается в апелляционной жалобе в Киевский апелляционный суд.

Какие еще могли быть сценарии?

Если бы прокуроры Ашот Геворкян и Евгений Калинин и следователь Наталья Медведева выполнили решение суда, то преступление с похищением средств не произошло б.

«Когда 17 декабря 2020 года мы были на допросе у Медведевой, она сказала, что определение суда не берет от адвокатов. А документ она, дескать, не получала от суда», – рассказывает адвокат Игорь Орлов.

Полтора месяца бездействия принесли свои плоды – 17 декабря 2020 года $400 000 перешли не в сейф следователю Медведевой, а на счет безработного Игоря Короля, которого сейчас НАБУ считает подставным лицом в схеме присвоения средств АРМА.

Все ли свидетели одинаково полезны?

Последний значимый след преступления (согласно материалам следствия, подставное лицо Игорь Король купил Audi Q7 за деньги, приобретенные противоправным путем) зафиксирован 31 декабря 2020 года. А его расследование началось через полтора месяца – 17 февраля 2021 года. Уголовное производство было открыто по статье о присвоении, растрате имущества или завладении им путем злоупотребления служебным положением в особо крупных размерах или организованной группой (ч. 5 ст. 191 УК).

Офис генпрокурора определил, что в соответствии с правилами подследственности это дело должно принять в работу Государственное бюро расследований (ГБР). Ведь именно этот орган расследует преступления, совершенные чиновниками категории «А», к которым относится врио председателя АРМА Виталий Сигидин. К тому же Главное следственное управление ГБР уже активно расследовало другие преступления руководства АРМА в рамках уголовного производства №4202000000002497 от 24 декабря 2020 года. Поэтому эпизод с исчезновением $400 000 приобщили к уже существующему производству.

Фрагменты переписки заместителя председателя АРМА Владимира Павленко с Владимиром Орловым о поиске управителя для недвижимости экс-премьера Николая Азарова. Данные получены правоохранителями во время обысков мобильного телефона Владимира Павленко

Фрагменты переписки заместителя председателя АРМА Владимира Павленко с Владимиром Орловым о поиске управителей для арестованных активов. Данные получены правоохранителями в ходе обысков мобильного телефона Владимира Павленко

Согласно материалам дела, следователи допросили значительное количество свидетелей, направили запросы на экспертизы о реальности подписей на рабочих документах, собрали информацию о телефонных звонках и расположении абонентов по мобильным номерам возможных причастных к преступлению лиц.

Кроме того, собрали видео с камер наблюдения на соседних от помещения АРМА зданиях. Таким образом удалось выяснить, что поддельное определение суда о перечислении $400 000 Игорю Королю в канцелярию АРМА передал брат Игоря Короля, а не курьер из суда, как утверждали подозреваемые чиновники.

Через три месяца после начала расследования следователи ГБР провели обыски в помещениях АРМА, дома у врио главы ведомства Виталия Сигидина, заместителя председателя Владимира Павленко, начальника Управления менеджмента активов АРМА Вахтанга Бочоришвили, Игоря Короля и других фигурантов дела.

Виталий Сигидин (на фото – в белой рубашке) и Владимир Павленко (на фото – в желтой кофте) во время обысков 1 апреля 2020 года

На следующий день после обысков в деле появился еще один – ключевой – свидетель. Им стал начальник Первого отдела Управления менеджмента активов АРМА Егор Сигарев. Формально должность Сигарева не связана с исчезнувшими со счетов АРМА денежными активами. Следовательно, логика подсказывала, что ответственности за это преступление он нести не может. Сигарев добровольно пришел к следователям ГБР – и в роли свидетеля и обличителя подробно рассказал о том, как действовала преступная группа и кто в нее входил.

Начальник Управления делопроизводства АРМА Виктория Барса накануне указала в показаниях, что второй экземпляр поддельного определения принес врио главы АРМА Егор Сигарев. И приказал его зарегистрировать как пришедшее из суда.

«Возглавляемый мной отдел не принимает никакого участия в обеспечении выполнения функций и задач АРМА по управлению денежными средствами и банковскими металлами, – подчеркнул Егор Сигарев во время допроса в ГБР. – Этим занимается Сектор управления денежными средствами и банковскими металлами во главе с Ольгой Чмелик».

Однако во время допроса Сигарев имел неосторожность отметить, что именно он познакомил другого участника схемы – Дениса Сердюка – с заместителем председателя АРМА Владимиром Павленко. Следователи заподозрили, что Сигарев умалчивает о своей роли в этой схеме. Пазл до конца не складывался, поэтому следователи начали разрабатывать и эту линию. И им удалось узнать много интересного.

«В ходе анализа действий должностных лиц АРМА в ЕГССР (Единый государственный реестр судебных решений) в период с 1 июня 2020 по 23 апреля 2021 года установлено, что Егор Сигарев 23 сентября 2020 года осуществлял контекстный поиск по ключевым словам «наложить арест на денежные». И пересматривал 41 судебное определение, в том числе Печерского суда», – отметил в материалах дела консультант-эксперт ГУ БКОЗ СБУ Егор Климчук.

Фрагмент материалов уголовного производства №4202000000002497. На фото – Егор Сигарев и его поисковые запросы в судебном реестре

Среди прочего Сигарев пересматривал текст определения о передаче денежных средств в управление АРМА. Но зачем это специалисту, который, как он сам говорит, не имеет никакого отношения к управлению денежными средствами?

Кроме того, на персональном компьютере Сигарева в АРМА следователи нашли следы создания документа – текста поддельного определения судьи Печерского районного суда Елены Бусык.

Новая версия

Через три месяца сбора информации у следствия появилась новая версия преступления, в которой роль организатора принадлежит не адвокатам, а именно Егору Сигареву: «В конце ноября 2020 года Егор Сигарев склонил адвоката Дениса Сердюка к участию в завладении $400 000, находящимися в управлении АРМА. По словам Дениса Сердюка, он лично передал Егору Сигареву $70 000 после реализации преступного плана», – объясняют на правах анонимности источники Mind в правоохранительных органах. И добавляют: во время обыска в доме Сигарева и на его рабочем месте были изъяты рабочие документы, касающиеся активов, управлением которых тот занимался.

Так Егор Сигарев официально стал седьмым подозреваемым по делу о присвоении средств бизнесмена Сергея Кисилева.

Подозрение по ч. 5 ст. 191 УК ему вручали уже не детективы ГБР, а сотрудники НАБУ, ведь Офис генпрокурора передал дело туда. Мол, НАБУ расследует коррупционные преступления, совершенные высшими должностными лицами и квалифицированные по ст. 191 УК. Более того, в ходе расследования, в производстве появились новые статьи обвинения: о легализации доходов, полученных преступным путем (ч. 3 ст. 209 УК), совершении преступления группой лиц по предварительному сговору (ч. 3 ст. 28 УК), получение неправомерной выгоды должностным лицом (ч. 3 ст. 368 УК), использование заведомо подложного документа (ч. 4 ст. 358 УК).

Следствие по этому делу должно было завершиться 27 декабря 2021 года. Но НАБУ продлило его до 22 февраля 2022-го.

Подозрение Национального антикоррупционного бюро Украины:

Неустановленное досудебным расследованием лицо 16 декабря 2020 года обратилось в АРМА с заявлением в интересах Короля И. В тот же день в АРМА поступило поддельное определение Печерского районного суда об отмене ареста денежных средств (395 090 долларов США) в уголовном производстве № 12012000010000072.

Начальник Управления менеджмента активов АРМА Вахтанг Бочоришвили, достоверно зная о том, что в АРМА поступило поддельное определение Печерского районного суда, в то время как на исполнении в АРМА находилось определение следственного судьи об аресте указанных денежных средств, принадлежащих Сергею Кисильеву, безосновательно подписал служебную записку на имя врио председателя АРМА Сигидина В. М., которой предлагал направить в АО «Ощадбанк» требование о возврате денежных средств на банковский счет Игоря Короля.

Председатель АРМА Виталий Сигидин и его заместитель Владимир Павленко, осознавая, что в АРМА поступило поддельное определение Печерского районного суда, безосновательно согласовали своими подписями служебную записку, подписанную Бочеришвили В. Г. Также Сигидин В. М. безосновательно подписал требование о возвращении в АО «Государственный сберегательный банк Украины» денежных средств.

Владимир Павленко и Вахтанг Бочоришвили поставили свои подписи на платежном поручении о перечислении денежных средств на счет Игоря Короля. После этого Виталий Сигидин подписал платежное поручение о перечислении денежных средств на счет Игоря Короля.

Как дело видят в Нацполиции?

Параллельно с НАБУ дело о присвоении $400 000 расследуют следователи Главного следственного управления Национальной полиции. Уголовное производство №4202100000000433 было внесено в ЕРДР всего на неделю позже. Да и квалификация преступления кардинально отличается от версии НАБУ, обвиняющей в организации преступлений топ-чиновников АРМА.

В версии дела, которое ведет ГСУ НПУ, это история не о коррупции, а о мошенничестве, совершенном в особо крупных размерах или организованной группой (ч. 4 ст. 190 УК) и подделке документов, организованной по предварительному сговору лиц (ч. 3 ст. .358 УК). По такой логике, организаторами мошеннической схемы являются не врио председателя АРМА Виталий Сигидин, его заместитель Владимир Павленко и начальник управления менеджмента активов Вахтанг Бочоришвили, а адвокаты Оксана Серокурова и Денис Сердюк и безработный Игорь Король. Именно они, по мнению следствия, подделали судебные решения и использовали статус адвоката, чтобы обмануть государственных служащих с целью собственного обогащения.

При этом высокопоставленные чиновники АРМА выступают в роли обманутых добропорядочных граждан, которые вернули средства законному собственнику, и лишь потом выяснилось, что судебное определение, которым они руководствовались, – подделка.

«Козлом отпущения и главным организатором по этому делу Нацполиция определила начальника Первого отдела Управления менеджмента активов Егора Сигарева. Поэтому в его доме и на рабочем месте в АРМА следователи ГСУ НПУ провели обыски. А к Павленко и Сигидину не заходили», – объяснил один из группы следователей по делу №4202100000000433.

Участники преступной схемы завладения средствами АРМА (по версии Нацполиции)

Как выглядела преступная схема присвоения денег по версии следствия Нацполиции:

Во исполнение определения Печерского районного суда АРМА перечислила $400 950 на счет Игоря Короля. В дальнейшем (!) установлено, что это определение суда было поддельным.

Государственная служба финансового мониторинга Украины блокирует перевод средств на банковский счет в связи с подозрительностью банковского счета Игоря Короля.

Сотрудникам Государственной службы финансового мониторинга Украины поступали телефонные звонки от адвокатов Дениса Сердюка и Оксаны Серокуровой с просьбой разблокировать перевод денежных средств. После проведенных переговоров перевод средств был разблокирован.

Впрочем, в отличие от производства НАБУ, полицейское дело о присвоении $400 000 продвигается очень медленно. После десяти месяцев расследования в рамках данного уголовного производства ни одному лицу так и не было объявлено о подозрении.

«Почти все возможные доказательства преступления до нас во время обысков забрали ГБР и НАБУ. Поэтому подготовить обоснованное подозрение на данном этапе можно только со слов свидетелей. А это почти стопроцентная гарантия того, что дело развалится в суде», – объяснили в НПУ.

Кстати, старшим следователем в производстве Нацполиции является Наталья Медведева. Именно она расследовала дело №12012000010000072, в рамках которого были изъяты деньги во время обыска банковской ячейки свидетеля Сергея Кисилева. Впоследствии она подавала ходатайство об аресте этих средств.

Несмотря на то, что Наталья Медведева передала изъятые при обыске средства в АРМА, согласно УПК именно следователь остается ответственным за сохранение доказательств. В новом уголовном производстве этот же следователь пытается найти виновного в исчезновении денег.

Таким образом, следователь работает в условиях конфликта интересов, тем самым нарушает ст. 29 закона «О предотвращении коррупции», потому что скрывает этот факт.

Что не так с кадровым вопросом?

По стечению обстоятельств через неделю после начала расследования кражи $400 000, ГБР и СБУ провели обыски в помещениях АРМА в рамках другого дела – о незаконном прослушивании разговоров премьер-министра. Во время этого обыска правоохранители изъяли телефоны врио председателя АРМА Виталия Сигидина и заместителя председателя АРМА Владимира Павленко.

Фрагмент протокола обыска СБУ и ГБР 24 февраля 2020 года в помещении АРМА в рамках производства о незаконном прослушивании премьер-министра. На фото – Виталий Сигидин и Владимир Павленко. Изображение следователи нашли в мобильных телефонах высокопоставленных чиновников

Содержание переписок в этих телефонах впоследствии попало в интернет. В частности, обсуждение различных коррупционных схем и обстоятельства назначения на должности самого Сигидина и Павленко, несмотря на отсутствие необходимой квалификации и трудового стажа.

Согласно материалам дела №42020000000002497, она касается «фактов незаконного захвата, узурпации и злоупотребления властью с целью содействия отдельным частным лицам в незаконном обогащении и захвате имущества других частных лиц» Виталием Сигидиным (который по закону не имел права исполнять полномочия председателя АРМА больше трех месяцев, однако продолжал занимать кресло руководителя более года), заместителями председателя АРМА Владимиром Павленко (который на момент назначения не имел необходимых трех лет стажа работы в области права) и Филиппом Прониным (который на момент назначения не имел необходимых пяти лет стажа работы в области права).

«В этом контексте следователями рассматривается незаконное влияние экс-премьера Алексея Гончарука и министра юстиции Дениса Малюски на Национальное агентство по вопросам государственной службы, которое определило Павленко и Пронина победителями конкурсных отборов, несмотря на их явное несоответствие требованиям к должности заместителя председателя АРМА, которые установлено специальным законом», – объясняют источники в Государственном бюро расследований.

Скриншоты переписки журналиста Mind и Владимира Павленко с абонентом +380504422720

То есть, по логике следствия, подозреваемых ныне Владимира Павленко и Виталия Сигидина назначили вопреки действительным должностным требованиям. Mind направил запрос о комментарии министру юстиции Денису Малюське, чтобы тот объяснил, действительно ли влиял на назначение руководства АРМА. Также мы спросили, действительно ли переписка в мессенджере по номеру телефону +380504422720 принадлежит ему и Владимиру Павленко.

Аналогичный вопрос о влиянии на назначение мы задали министру в виде сообщения в WhatsUp на номер, изображенный на скриншотах, попавших в сеть. Через несколько минут абонент ответил: «Здравствуйте. Ответ – нет».

Это видео оказалось в сети больше года назад. Его сделали сотрудники Государственного бюро расследований во время обысков и изъятия мобильных телефонов Владимира Павленко и Виталия Сигидина

В своем официальном ответе на запрос министр Денис Малюска отметил, что он не содействовал назначению на руководящие должности Национального агентства Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и иных преступлений, Павленко Владимира Ивановича и Сигидина Виталия Михайловича.

«Кроме того, сообщаем, что переписка, приведенная в запросе, отсутствует в данных мессенджерах министра. Вместе с тем имеющиеся данные общения в мессенджерах не являются полными из-за смены министром своего телефонного аппарата и потери данных о переписке, которая происходила раньше даты такой замены», – добавила начальник Управления информационной политики Министерства юстиции Украины Оксана Грязнова.

Во время домашнего ареста Владимир Павленко продолжал путешествовать, ссылаясь на договоренность с прокурором. Фото из поездок во Львов, Тернополь и Ивано-Франковскую область он размещал в соцсетях

В июле 2021 года Печерский районный суд г. Киева отстранил от должностей подозреваемых сотрудников АРМА: Виталия Сигидина, Владимира Павленко и Вахтанга Бочоришвили. При этом для них была избрана мера пресечения в виде ночного домашнего ареста.

Новый врио Дмитрий Жоравович не инициировал проведение служебного расследования по поводу незаконного завладения средствами со счетов АРМА. Виталий Сигидин и Владимир Павленко написали заявления об увольнении по собственному желанию и не получили выговоры. Впоследствии Владимир Павленко был допущен к конкурсу на должность главы АРМА. Вахтанг Бочоришвили возглавил другое подразделение в структуре АРМА – отдел договорной работы Управления правового обеспечения. Где работает до сих пор.

crime-ua.com

 

Leave a Reply