Виной всему не только локальные ошибки и отличная атака ВСУ, но и фундаментальные проблемы российской группировки в Украине.

В последние дни казалось, что происходит нечто фантастическое. Однако если вспомнить все то, о чем писали аналитики и говорили мы в том числе — становится понятно, что разгром под Изюмом — логичное развитие событий.

Более того, мы вполне можем ожидать повторения подобного наступления уже в ближайшее время. В конце треда я объясню, почему, а заодно коротко разберу действия ВСУ, потому что в успешном наступлении виноваты не только проигравшие, но и победившие!

Все что произошло в Харьковской области — результат суммы грубых ошибок и нерешенных проблем российской армии:

  1. Отсутствие единого командования
  2. Провал снабжения
  3. Отсутствие пополнения
  4. Низкая квалификация армии
  5. Тактические ошибки

Давайте разберем каждую подробнее

Для начала хочу перестать называть российской армией то, что вторглось в Украину и продолжает воевать сейчас на стороне Путина. Это не армия РФ, это некая военная группировка, в которой армия командует отнюдь не везде и не всегда. Давайте с этого и начнем.

1. Отсутствие единого командования.

За три летних месяца стало окончательно понятно, что в состав российской группировки входит несколько военных образований. Которые мало того не имеют единого командования, но и часто враждуют друг с другом.

Вот эти группировки: — Регулярная армия РФ — Ополчение «ДНР» — Ополчение «ЛНР» — ЧВК Вагнера — Росгвардия + «кадыровцы» Словно войско Дария III, сражающееся против Александра Македонского, они говорят на разных языках — не могут понять и принять цели и ценности друг друга.

Есть проблемы и с местными властями — пропаганда регулярно публикует жалобы на то что через границу не пропускают то беспилотники, то тепловизоры, то еще какое-то оборудование, купленное волонтерами для военных.

ЧВК Вагнера — самая привилегированная группировка. Судя по всему, они подчиняются только центру, могут использовать для своих задач части ЛНР/ДНР и армии. У них есть даже своя авиация, переданная ВКС (Су-25 в военторге не купишь) и свое целеполагание.

Пригожин реально ощущает себя отдельным командиром и даже фронтендером этой войны — это звание он перехватил у Кадырова, который пиарился до момента взятия Мариуполя. Пригожину и его ЧВК можно все — даже свободно набирать пополнение в тюрьмах.

3-5 тысяч «вагнеровцев» не подчиняются общей армейской структуре и ведут бои самостоятельно. При этом ЧВК Вагнера — самая профессиональная часть всей рос группировки в Украине. Именно они добились хоть чего-то за последние месяцы — взяли Углегорскую ТЭС и дошли до Кодемы.

Войска террористических ДНР и ЛНР самые бесправные. Их посылают куда угодно, например, часть ополченцев обороняет Херсонский фронт. Было немало примеров, когда ЛНР-овцы записывали ролики с жалобами на то, что их посылают воевать за «ДНР». А это не их территория.

У ополчения «ЛДНР» худшее оснащение, они буквально оборванцы, которые вынуждены собирать по волонтерам каски, бронежилеты, носки и прочее. Плюс они самые немотивированные. Потому что большая часть — согнанные насильно жители оккупированных территорий.

Российская армия воюет ненамного лучше ЛДНР, но все же обладает более адекватной тяжелой техникой. Однако после потерь начала войны, мне кажется, от рос армии в Украине осталось только немного десантников, морпехов + артиллерия и авиация.

К их профессионализму есть куча вопросов, об этом будет отдельный пункт. Но мы видим, что воюют чаще всего какие-то десантно-штурмовые отряды, если речь про армию. Ну и главное чем занимаются регулярные части — обстрелы.

Самые загадочные участники конфликта — Росгвардия. К ним же относятся и «Кадыровцы», которые судя по заявлениям Рамзана скоро вновь вернутся на фронт. Ну, кусты, берегитесь, на этот раз вам точно конец.

Росгвардия не предназначена для ведения войны. У них нет танков и БМП, только всякие бронемашины вроде «Тигров» и «Тайфунов», которые убиваются практически чем угодно. Но при этом, судя по докладу Золотова Путину, росгвардейцы не просто охраняют тылы, но и реально воюют.

Более того, судя по докладу опять-таки, да и по Кадырову с его росгвардией из Чечни, силовики не входят в состав армейской группировки и действуют как хотят. Ну, в некоторых пределах, конечно, но все же. И в поражении под Балаклеей Росгвардия сыграла решающую роль.

Подытожим. Российская армия в Украине — не единый механизм, а несколько группировок, которые имеют своих командиров, систему управления и свою структуру. У одних есть тяжелое вооружение. У других — нет. У третьих только транспорт, а четвертые бомжуют у костров без носков.

Для одних война это работа за деньги и удовольствие (ЧВК), для других — насильная обязаловка (ЛДНР), третьи вообще не понимают что они тут делают (Армия), а Росгвардия возможно хорошо мотивирована, но сама по себе не слишком боеспособна.

Поэтому сложно ждать хорошего взаимодействия между этими группами. Что, Пригожин будет работать по приказу какого-то там генерала? Да он лично Путину отвечает, кто ему этот генерал? Или ОМОН, они перед Золотовым в ответе, их потери даже в военные не учитывают.

Отсюда и получаются провалы в коммуникации, медленное реагирование (пока там наверху договорятся) и отсутствие универсальности. Как вы бросите Росгвардию на танки противника? И пойдет ли ЧВК Вагнера умирать ради взвода из «ДНР»? Разрозненная армия — всегда большая проблема.

2. Провал снабжения.

Про плохое снабжение российской армии в целом говорили уже много раз, но конкретно в районе украинского наступления ситуация была особенно неблагоприятной.

Это заметно если просто посмотреть на карту. Река Оскол ограничивает переправку грузов – есть всего три доступных переправы. А железная дорога идет только до Купянска. При этом дороги к Изюму и Балаклее легко закрывались украинской артиллерией (синие стрелки).

Интересная деталь. На видео из захваченных складов в Балаклее мы видим кучу кумулятивных снарядов для танков. Танковые дуэли крайне редки, основная масса техники уничтожается гаубицами или противотанковыми ракетами. Эти кумули — мусор, который привезли вместо важных фугасов.

Не стоит забывать, что последние месяцы ВСУ активно уничтожали снаряды вместе со складами. И неважно, что это происходило чаще в других районах. Если снарядов в целом становилось меньше, значит их везли на активные участки фронта. А здесь пауза месяца два. Зачем подвозить?

В итоге во время атаки ВСУ рос армия в этом районе оказалась с голой жопой. Но снаряды и топливо это еще не все. Снабжение — это еще и быстрая доставка подкреплений. Но мы же помним, что любая переброска сил в исполнении рос армии это неделя минимум.

Активно о переброске подмоги официальные источники заговорили только в день взятия Балаклеи, но тогда фронт было уже поздно спасать. Удивительно, однако даже несколько месяцев не помогли рос армии организовать вменяемую логистику на уже оккупированной территории.

И вы спросите, но ведь они так быстро убежали, разве это не пример отлично работающей логистики? А я отвечу — вероятно, убегали совсем небольшие отряды, которые к тому же побросали всю технику на месте. А почему отряды были небольшими, разберем дальше.

3. Отсутствие пополнения.

Российская армия плохо воюет, потому что воевать… некому. Спустя шесть месяцев войны у Путина и Шойгу все еще нет адекватного способа восполнить потери. Значительные потери. (да этот мем везде, но он прекрасен!)

Все лето аналитики писали, что российская армия с трудом зазывает добровольцев. В частности, многочисленные «региональные» батальоны набираются лишь на 30-50 процентов от нужной численности.

Вот свежее видео из колонии, где Пригожин зазывает воевать заключенных. Мотивация простая — вы либо умрете, либо через полгода идете на свободу. Для тех, кому сидеть 10-20 лет в российской тюрьме это вполне интересный вариант. Но так получается пополнять только ЧВК Вагнера.

Для армии же пушечное мясо ищут в госучреждениях и больницах, уговаривают бездомных и бюджетников. Но есть куча свидетельств того, что этот сбор идет плохо. Пока пропаганда орет о «народной войне» и сражении России против всего мира, мы чего-то не видим очередей в военкоматы.

Потому что в реальности война никому не нужна. Да и умирать за Путина и даже за много рублей никто не хочет особо. Кремль полностью провалил задачу «продать» людям войну. Потому что как обычно, никакого вменяемого плана не было.

Ведь с самого начала войну назвали «специальной военной операцией» чтобы как раз показать — «ну это где-то там профессионалы террористов побеждают, все легко и просто». Путин выходил со своими заявлениями «срочников там нет, только профессионалы».

Пропаганда повторяла как все офигенно и сплошные победы. А потом вдруг стало не офигенно, да и отступать начали — даже сторонники Путина задавались вопросом, «какого хрена?». А у Кремля не было адекватного ответа и плана.

Горит склад — пропаганда заявляет что сбита 1000 Байрактаров. Бомбят Белгород — пропаганда рассказывает о третьем за неделю взятии Песок. Взрывы в Крыму — это все «эффект линзы» и самовозгорающиеся снаряды. ВСУ наступают — Конашенков рассказывает о «передислокации»

Многие сторонники войны прямо возмущаются тому, что их пытаются обмануть. Что это неуважение к солдатам, которые реально гибнут на передовой. Общий авторитет власти в военном отношении резко упал. Отсюда и разговоры про отставку Шойгу, кстати.

И вот теперь, когда рос армия терпит одно поражение за другим, пропаганда заголосила про «народную войну» и то что все должны сплотиться. Но никто уже особо не хочет воевать, войну не смогли правильно и вовремя «продать» тем, кто был готов покупать.

Вот сидит такой потенциальный доброволец и думает:

— Воевать не умеют, так еще и врут

— Военных оскорбляют своим враньем

— Пока было хорошо не звали, зовут когда плохо

— Они мне ничего, я за них должен умереть

— Мобилизацию все равно не объявили

Поэтому и добровольцев мало. Не потому что мало желающих повоевать, а потому что вся эта война для них выглядит слишком авантюрно, слишком плохо от нее пахнет. По большей части пахнет трупами и враньем. Интернет все-таки помогает донести до людей реальное положение дел.

Все это приводит нас к логичному выводу, который озвучивался уже много раз. Российская армия недоукомплектована. Она воюет неполным составом, а особенно сложно закрыть хоть сколько-нибудь сложные специальности. Водителей танков, например.

При этом на бумаге, наверняка все отлично. Так работает традиционная коррупция российских чиновников. Вполне возможно российское командование думало, что в Изюме и Балаклее стоят полностью укомплектованные подразделения и потому бояться нечего.

4. Низкая квалификация армии.

Этот проблема рождается из тех, что я описал выше. И опять-таки, ни для кого не секрет, что рос армия не особо умеет воевать. Но тут я хотел бы заострить ваше внимание на деталях.

Регулярная армия РФ теряет много офицеров. Медиазона и BBC только по открытым данным и анализу могли нашли под тысячу офицеров. Сразу 750 из них — низшего звена, лейтенанты, капитаны. Все те, кто работает «на земле» — непосредственно руководит в бою.

Офицеры, бывшие в составе до вторжения — более квалифицированы, чем те, кого подтянули им на замену. Если вообще подтянули кого-то, возможно повысили сержантов. Российские младшие командиры и так безвольные — это следствие советской системы. А теперь еще и непрофессиональные.

Аналогично и с рядовыми. В ЧВК Вагнера воюют зэки после двухнедельной подготовки. Да, там есть профессиональная часть, но таких не так много. Примерно столько же — от 10 дней до месяца готовят добровольцев в регулярную армию. Мобилизованных в «ЛДНР» похоже не готовят вовсе.

Росгвардия, как я уже говорил, для общевойскового боя не предназначена, значит их подготовка априори не годится для войны, даже лучшая. ОМОН и всякий СОБР могут выполнять локальные задачи вроде зачистки. А держать фронт — нет.

Но профессионализм армии складывается не только из умений солдат. Он зависит от оружия, которым воюют. А оружие в всей российской группировки крайне плохое. На необходимом уровне только стрелковое вооружение. И то — не хватает ночного оснащения — прицелов, тепловизоров и тд.

Все это собирают и заказывают волонтеры и присылают единицами штук на фронт. Как и мелкие разведывательные дроны и другой инвентарь. И вот на дронах давайте подробнее остановимся. Сама армия предоставляет только Орланы — примитивные разведдроны с встроенной фотокамерой.

Их часто сбивают и в целом их недостаточно — военные с завистью говорят о том, что украинцы оснастили дроном каждый взвод, а у них один дрон на роту — уже счастье. Эти пишут «военные корреспонденты». Недостаток дронов = плохая разведка. А глаз в космосе у РФ тоже особо нет.

Другой вариант разведки — авиационная. Однако и тут проблема с оснащением. Оказалось, что российские самолеты, даже новые, — довольно слабы. Украинцы регулярно сбивают их. Во время наступления, к слову, уничтожены Су-34 и Су-25.

Или вот например Су-25 упал сам. Ну а что, старенький уже видимо

Российские ВКС реально опасаются залетать далеко на украинскую территорию. Потому что многократно уничтоженное украинское ПВО восстает из мертвых в самый неподходящий момент и пускает зенитные ракеты. Поэтому на разведку самолетами тоже полагаться не приходится.

Вот и получается, что приготовление ВСУ к атаке российские военные могли банально не обнаружить в силу слабой разведки. Не готова была российская армия к войне беспилотников. Нет ни дронов, ни операторов.

Ну хорошо, а что с остальной техникой? Есть же танки, БМП, всякие там ТОСы и артиллерия. Да, но их качество тоже вызывает вопросы. Шесть месяцев рос армия теряла новую технику, а заменяла старой. Особенно танками — снятыми с хранения. Вот например новый трофей ВСУ — Т-62!

Многие писали, ну что такого, будет стоять этот танк да стрелять, тут не очень важно — новый он или нет. Давайте объясню почему это критическим образом могло сказаться на боеспособности путинских частей.

По кадрам из освобожденного Изюма мы увидели, что там стояла техника 4-я гвардейской танковой дивизии — «Кантемировской». Которая входит в состав 1-й танковой армии. А мы помним, что эта армия понесла значительные потери под Сумами в марте.

Для восстановления боеспособности дивизии были нужны не только солдаты, но и техника. Откуда взять? Со складов. Танки с хранения, в плохом качестве, устаревшие. Неизвестно, что с моторесурсом, возможно не все детали подходят. А значит, такие танки и САУ будут чаще ломаться.

Представим, допустим у вас % поломок — 10%. Сломался один танк из десяти — рота может продолжать двигаться. А если сломались три? Боеспособность резко падает, нужно думать о ремонте и останавливаться. И это не в бою — а просто на марше. Давайте посмотрим, что нашлось в Изюме:

Куча вышедшей из строя техники. Причем большая часть именно сломалась, это прямо заметно. Вот танку явно двигатель “ремонтировали”, например. Условия максимально кустарные, конечно.

Из всего этого я делаю такой вывод. После отказа от плана наступления из Изюма, здесь были оставлены части, имевшие низкий боевой потенциал — чья техника была сломана. В Изюме накапливали сломанные машины, возможно пытались ремонтировать или вывезти на ремонт.

Все боеспособные подразделения перебросили на восточный фронт. А войска в Изюме потеряли главное — мобильность. Потому что командование не считало это направление важным для своей атаки, и не верило в атаку ВСУ.

Именно поэтому путинские части так медленно реагировали на украинское наступление и поэтому они так быстро сбежали! У них просто не было достаточного числа тяжелой техники, чтобы тратить время на ее переброску. Они просто убежали на машинах и пешком.

Именно поэтому путинские части так медленно реагировали на украинское наступление и поэтому они так быстро сбежали! У них просто не было достаточного числа тяжелой техники, чтобы тратить время на ее переброску. Они просто убежали на машинах и пешком.

Все что я написал выше очень важно для понимания последнего пункта. Где наконец-то будут стрелочки! Я буду делать отсылки к более ранним выводам треда и вы увидите, как все складывается в логичную картину.

5. Тактические ошибки.

Российская военная группировка в Харьковской области занимала очень неудобное положение. Во-первых, она растянулась полукругом. Контролируя мало пространства на севере, но увеличивая фронт, который надо прикрыть. Только часть фронта шла по водохранилищу.

С другой стороны, водохранилище и река дополнительно разрезали фронт на два участка. По-хорошему рос войскам надо было уходить из северной части Харьковской области и строить оборону только по реке Северский Донец и дальше к Балаклее. Перебросив свободные части на эту линию.

ВСУ прорвали оборону рос частей между Балаклеей и Волоховым Яром. А основные действия проходили в районе Балаклея — Чкаловское — Купянск — Изюм. Рассмотрим его подробнее и начнем со снабжения. На карте красным я обозначил ключевые пункты, занятые рос армией до контратаки.

Желтым помечены дороги, синим я провел линию реки, которая отрезает Балаклею с юга. Как вы видите, все снабжение этого района зависит от трех переправ и главной — в Купянске. Этот город ключевой для всего района, ведь именно к нему идет железная дорога и автодороги из России.

Стоило ожидать, что рос армия будет оброняться так: Передовые части занимают Изюм, Балаклею и Чкаловское. Дополнительно укрепят Волохов Яр, Семеновку, и берег реки Северский Донец. Отдельные группы должны оборонять Веселое, Купянск и две переправы у Сеньково и Гороховатки.

Сразу видно, что получается тонкая линия обороны. Неясно где выстроить вторую. Вероятно надо думать о резервах. Их стоило бы держать в Шевченково и где-то еще в центре, возможно в районе населенного пункта Вишневая + возможно что-то в Морозовке. (розовым)

Реализуя такой план, пришлось бы сильно повысить плотность войск в небольшом районе. Отлично видно, почему украинцы атаковали именно тут. Это коридор между рек (и болотистых берегов), по которому можно было зайти внутрь. Рос армия должна была заметить и предусмотреть защиту!

Тут я вернусь к вопросу снабжения. Чем больше войск — тем сложнее их снабжать. Но плохие коммуникации вызывают необходимость поставить больше войск. Замкнутый круг, ловушка в которую рос армия себя загнала сама. И очевидно, решение было принято неверное.

Путинские генералы решили, что этот участок не очень важный. В условиях дефицита войск и техники (читай выше про пополнение) они оставили на Харьковском фронте небольшие подразделения для заслона. И не позаботились о резервах вообще. Почему я так уверен? Да все просто.

Украинцы прорывали фронт и воевали на линии Балаклея — Волохов Яр — Шевченково примерно два дня. Сначала штурмовали Вербовку (5 сентября), затем прорывали оборону (6 сентября) и только 7 сентября прорыв пошел дальше. К 8 сентября все было решено.

Время на реагирование было, даже из Купянска к Волохову Яру можно было доставить войска за 2-3 часа, там всего 60 километров. Если бы резерв был в Шевченково — то вообще за полчаса — можно было прямо реагировать на атаку. Но всего этого сделано не было.

Украинцы с малым сопротивлением прошли через коридор, не стали отвлекаться на осаду Балаклеи и рванули в сторону Веселого и Купянска, а затем и других переправ. Лишив российскую армию в Изюме шансов на спасение.

Но тут возникает логичный вопрос. Еще весной в Изюме стояла большая российская группировка. Почему войска оттуда не нанесли мощный контрудар? Ведь хотя бы для коротких боев у них должно было хватить топлива и боеприпасов. Ну неделю без снабжения могли бы повоевать?

А раз этого удара не было, то напрашивается простой вывод — никакой большой группировки войск в Изюме в начале сентября 2022 года просто напросто не было! Да, там оставались какие-то отдельные подразделения, но явно недостаточные для ведения полноценного боя.

Характер боевых действий с рос стороны основывался на тех факторах, что я описал в первых четырех пунктах. Район защищали: Росгвардия (СОБР, ОМОН) и регулярная армия. Причем совершенно идиотским образом Росгвардия оказалась на передовой в Балаклее и Волоховом Яре.

Что конечно тут же привело к прорыву этой линии. Я думаю, дело было так. Из-под Изюма забрали всех кто мог нормально воевать, а Росгвардию поставили охранять захваченные населенные пункты. Подавлять местных жителей, гонять партизан. Место-то тихое, никто давно тут не воевал.

А вышло наоборот. Потому что российская разведка ничего не нашла. А прикрыть нормально фронт не могли, потому что войск не хватило. А те что были оказались без техники и пополнения, и командиров. Еще и связь не налажена — те же ОМОНовцы оказались в окружении и никто не помог.

Наверняка дело не только в резервах, но и в плохой коммуникации между группировками. Нет единого управления, одного генерала, который держит в своих руках весь фронт и все подразделения тут. А тех подразделений что были на фронте, не хватало исправной техники и боевой мощи.

В дальнейшем, когда фронт рухнул, российское командование банально испугалось и спешно вывело войска из всей Харьковской области западнее реки Оскол. Это логичное решение, наверняка принятое основными командующими типа Шойгу. Но на эвакуацию коллаборантов уже времени не было.

По итогу территория, за которую рос армия так держалась, всего за неделю вернулась к Украине. ВСУ заметно сократили фронт, что конечно выгодно и путинской армии. Но не забудем о психологическом ударе по рос армии. Пока мы не знаем, оказался ли он критическим, но существенным.

Обещал пару слов сказать о действиях ВСУ. Первое — военная разведка Украины сработала великолепно и обеспечила две трети всего успеха. Планирование также оказалось на высоте. Был найден удобный участок для атаки, а само наступление шло строго в соответсвии с главной задачей.

Всю подготовку удалось скрыть и даже когда прорыв начался, его масштабы и объемы войск были неизвестны российской армии. Отлично сработали сами войска, в том числе артиллерия, которая быстро перемещалась вслед за наступающими. Образцовый пример наступательной операции.

Не забудем и про мотивацию украинских солдат. Российских солдат мотивируют деньги или страх наказания. Украинских — желание освободить Родину. Думаю, излишне объяснять, почему второе всегда победит первое.

Или вот пример. Когда показывают “российских героев”, официальные СМИ замыливают их лица. А вот украинцы публикуют возвращение с фронта учителя. Мало того, что это говорит о мотивации защитников Украины. Такие ролики хорошо мотивируют остальных.

Но где теперь будет атаковать Украина? Я вижу два потенциальных варианта. Херсонская область. Тут ситуация похожа на Изюм, есть река и частичная изоляция рос частей. Второй вариант — через Лиман на Рубежное и Северодонецк.

Подробнее — в следующих тредах

Leave a Reply